Природный парк «Ергаки»
15.10.2013

Возвращение бобра 2

Сегодня, продолжая начатый в № … разговор о бобрах, расскажем о некоторых особенностях биологии и поведения этих необычных животных и их роли в жизни человека.

Питание. Речные бобры питаются исключительно растительной пищей, к тому же состоящей в течение большей части года из коры и камбиального слоя древесины. На растительноядность бобра прямо указывают специфическое строение его коренных зубов, а также большая длина кишечника и крупная слепая кишка, свидетельствующие о питании грубой, богатой целлюлозой пищей, трудно поддающейся растиранию.

В прошлом среди населения ряда стран Европы и России бытовало мнение о питании бобра рыбой. Насколько широко эти слухи были распространены можно судить уже по тому, что бобр с рыбой в зубах был эмблемой г. Бибриха на Рейне. Более того есть сообщение о случае, когда в тридцатые годы ХХ века, во время отлова на р. Ипути (Белоруссия), бобра уморили голодом, пытаясь кормить его лишь свежей рыбой. Исследователи, занимавшиеся расселением бобров, единодушно отмечают их исключительную растительноядность и полное равнодушие к животной пище (рыба, лягушки, раки и др.). Тем не менее, факты поедания бобрами пищи животного происхождения хотя и единичны, но все-таки известны. Так, в частности, мае 1955 г. на р. Слабозерке (Архангельская обл.) пара бобров оставила на кормовой площадке более 160 раковин беззубок (Anadonta), а в мае 1958 г. бобры другого поселения за три вечера съели 206 таких двустворчатых моллюсков.

В их рационе преобладает древесно-кустарниковый корм. В основном, это лиственные породы. В европейской части России отмечено более 300 видов растений, которые поедали, подгрызали или валили бобры. Но только 40 видов составляют основу его питания. Последовательность предпочтения следующая: осина, ива, береза, ольха, рябина, смородина черная и красная, и в последнюю очередь все хвойные, которые поедаются редко.

5_55.jpg

Необходимо заметить, что предпочтение, отдаваемое тополевым и ивовым, не случайно и объясняется вкусовыми качествами этих пород, способностью усваиваться организмом животных, их высокой калорийностью. Достаточно сказать, что при окислении 1 кг осиновой коры образуется 604,4 кал, что в 2 раза больше, чем у ивы и в 3 раза, чем у березы. За осиной бобры уходят от берега до 200 м, хотя кормовой участок обычно находится в 30 м зоне от уреза воды.

Травянистая растительность в большей степени поедается беременными и кормящими самками. Из водных и околоводных растений бобры охотно поедают таволгу, рогоз, кувшинку, крапиву, сныть, папоротники, хвощ и некоторые другие виды. Но наибольший интерес у них вызывают корневища осоки и хвоща, за которыми ныряют, раскапывая подводные траншеи). См. фото.

Напрямую с питанием связаны многие экологические и этологические моменты. Бобры ведут оседлый образ жизни и покидают обжитые места, как правило, только вследствие истощения кормовой базы. Повторное заселение ранее оставленных участков, происходит только после того как, произойдет восстановление растительности, т. е. спустя, примерно, 5-10 лет.

Поведение. Когда бобры строят свою плотину - своеобразное гидротехническое сооружение, которое не размывается паводком, приходишь к мысли о том, что, скорее всего, это не случайность, ведь плотины довольно часто индивидуальны и создаются с учетом местного рельефа, гидрорежима, близости поселков и транспортных магистралей, и пр. и объяснить такое поведение одними инстинктами довольно сложно. Чтобы ни говорили «злые языки», но характер семейного уклада этих зверей еще больше заставляет задуматься о разумности их поведения. Пары свои бобры создают один раз и на всю жизнь. В случае гибели одного из партнеров, другой новым, как правило, не обзаводится. Если погибнет самка, то поселение вообще может прекратить существование. Детеныши живут вместе с родителями до состояния половозрелости, которое наступает на третьем году жизни, и только после этого отселяются, создавая свою семью, которая может войти в состав общего поселения и обладать правом защиты со стороны клана. Находясь в семье, годовалые, а иногда и не ушедшие двухлетние молодые бобры помогают взрослым ухаживать за прибылыми бобрятами. Аналогии, как говориться, напрашиваются сами по себе.

Но наиболее убедительным аргументом наличия интеллекта, кажется, способность существования (а точнее - выживания) в условиях охотничьего пресса. Звери, познакомившиеся с капканами на собственном опыте и сумевшие из него уйти, а может видевшие поимку собратьев, хорошо запоминают этот опасный предмет и ведут себя достаточно разумно. В одних случаях они стараются обойти опасный участок, порой прокапывая в грунте или прогрызая в зарослях новый проход, но иногда ведут себя «отчаянно смело» (для тех, кому не нравится слово «разумно»). С помощью веток они «спускают» сторожок, и затем спокойно ходят традиционными путями через «разоруженный» капкан. В практике наблюдений имеются случаи, когда бобры, ухватившись за пружину или поводок, осторожно оттаскивали капкан на безопасное расстояние в сторону от своих магистралей.

16.jpg

Зоологи, занимавшиеся изучением бобров, давно отмечали специфические особенности поведения этих животных при встрече с человеком. В одних случаях зверь скрывается потихоньку, стараясь не обнаружить себя. Он даже умудряется нырнуть так, что «ни звука, ни волны», а потом затаиваются в прибрежной траве. В колониальных поселениях бобры, перед тем как скрыться, громко хлопают по воде хвостом, предупреждая сородичей о возможной опасности. Причем, если «враг» не покинул территорию, то эти хлопки будут повторяться.

Вблизи технических объектов или населенных пунктов бобры настолько привыкают к «антропогену» во всех его проявлениях, что практически не обращают внимания ни на транспорт, ни на людей, позволяя приблизиться к себе даже на несколько метров.

Но для взрослых самцов, особенно в период появления и выкармливания молодняка, отмечается активная защита семейного участка. И это не только демонстрационное поведение, когда зверь не прячется, а наоборот привлекает к себе внимание. Есть описания случаев, когда бобры пытались атаковать даже с моторную лодку. Поэтому не надо недооценивать реальную опасность. Эти звери со своим имиджем «мирных трудяг», на самом деле, не такие уж мирные. Их миролюбие и забота характерны только в отношении собственной семьи, клана, поселения. Да они дружно валят деревья, одновременно подгрызая ствол с разных сторон, строят плотины, роют каналы, заготавливают корм на зиму. Но также дружно они атакуют чужаков, оказавшихся в зоне их кормового или гнездового участка, и которого, независимо от возраста и размеров, однозначно, ожидает изгнание. Свидетельством высокой агрессивности и кровопролитности этих схваток являются прокусы и рваные раны. (см. фото). О встречах серьезно травмированных животных неоднократно сообщали охотники и исследователи. Приходилось находить и трупы бобров, погибших от таких ран. Так, что не все так просто, когда стоит вопрос о защите семейства и существует жесткая конкуренция за пищевые ресурсы. Случаев нападения на человека зарегистрировано совсем немного. Тем не менее, они есть. И даже с летальным исходом. Хотя причиной тому была элементарная экологическая безграмотность и невоспитанность людей.

Настоящих врагов у бобров не так много, но они есть. Для взрослых – это все крупные хищные звери, обитающие в регионе: медведь волк, рысь, росомаха. Для бобрят-сеголетков опасны лиса и крупные самцы американской норки, а из пернатых хищников – филин, длиннохвостая неясыть, орлан-белохвост, беркут и ястреб-тетеревятник. В первый период возвращения и натурализации бобров в местах их прежнего обитания гибель от этих врагов была невелика и носила случайный характер. Происходило это вследствие не только скрытного образа жизни и надежных убежищ, возможности скрыться в воде, но главным образом, потому что у хищников не было опыта охоты на новую жертву.

BeaverDam_8409.jpg

Когда начинались работы по реаклиматизации бобров, основная идея, которой руководствовались и ученые, и практики, была «восстановление численности промыслового(!) вида с целью его дальнейшей эксплуатации» (с разумной научно обоснованной нормой изъятия). Работа проведена огромная. Получен прекрасный обнадеживающий результат. Рисовалась радужная, но экономически обоснованная перспектива. Казалось, что еще немного и охотничье-промысловые хозяйства будут гарантировано обеспечены пушно-меховым сырьем, а перерабатывающие предприятия завалят рынок специфической очень востребованной продукцией. Однако, экономический эффект прочувствовать так и не удалось, поскольку когда уже можно было переходить ко второму этапу программы, в экономику вмешалась политика с интригующим названием «перестройка», которая в корне изменила положение вещей. Были уничтожены и фермы, и заготовительные организации и перерабатывающие предприятия. Да и само Государство, выделившее значительные «государственные» средства на эти работы перестало существовать. По крайней мере, в том виде, когда они начинались.

И вместо экономического эффекта мы получили экологические и социальные проблемы, к решению которых оказались не готовы, поскольку без присмотра ситуация вышла из-под контроля.

Когда численность бобров достигает высокого уровня, они начинают селиться не только вдали от населенных пунктов, но и на каналах сельскохозяйственной мелиорации, на окраинах поселков и даже в придорожных канавах. Роют норы в дорожных насыпях, строят плотины близ мостов и отводных труб, что приводит к повышению уровня воды, затоплению и размыванию дорог.

Заиливание и изменение русла ручьев, ухудшение качества воды создают проблемы водозабора для сельского населения.

Затопленные и заболоченные леса не дают строевого леса, основные ценные древесные породы выпадают. А те, что остаются, становятся недоступны для хоз освоения.

Кроме этого сегодня можно констатировать, что интродуцированый европейский речной бобр, являясь более мощным, по сравнению с бобрами аборигенных популяций, уже «добил» остатки енисейского подвида. Аналогичная судьба ждет тувинского и монгольского бобра, неспособных с ним конкурировать.

bober-2.jpg

Сказывается деятельность бобров и на рыбном хозяйстве. Пока ученые только начали исследования в этой области, но уже получены удручающие цифры – из-за перегораживания нерестовых путей бобровыми плотинами в малых реках рыбы ценных пород (хариус, ленок, таймень) уже не могут нормально отнереститься и воспроизвести в необходимом количестве жизнеспособное потомство. В горных речках с быстрым течением строительство бобрами плотин приводит к потеплению воды, происходит заиливание русла, что на пользу идет лишь щукам и окуням, но отрицательно сказывается на популяциях холодолюбивых рыб. Часто из-за плотин рыбы просто прекращают свой нерестовый путь, у них сбиваются все физиологические настройки, идут сильнейшие гормональные сбои, в результате которых они прекращают питание, приостанавливается их рост. Иногда идущие на нерест рыбы, «утыкаясь» в плотины на своем пути, начинают метать икру прямо у преграды. Но поскольку половые продукты у них еще недостаточно созрели, а условий для нормального оплодотворения икры и ее развития в области плотин, как правило, нет, то и результат достаточно логичен - общее снижение поголовья рыб ценных пород.

Многие исследователи пытались определить экономический ущерб, который наносит бобр хозяйству человека. В качестве такого примера можно привести расчет, произведенный в США. Общий ущерб от бобров в этой стране оценивается в 109279000 долларов (2230000 $ в среднем на один штат). На предупреждение, компенсацию и устранение последствий ущерба, нанесенного бобрами, ежегодно затрачивается 5481000$ и 275400 человеко-часов. Если прекратить отлов бобров, то через 10 лет его популяция увеличиться на 80%. Однако, как отмечают авторы, ущерб, которые наносят животные хозяйству США, не может быть сравним с получаемыми от них выгодами.

По нашей стране таких расчетов нет. Но опыт канадцев показывает, что решение проблемы вполне возможно. В Канаде бобров не меньше, чем у нас, но там их численность жестко контролируется государством. Бобры приносят прибыль в виде меховых изделий, мяса, мускуса! Только на экспорт Канада ежегодно выставляет 50–60 тысяч шкурок.

Таким образом, все так уж и сложно, нужен просто государственный грамотный подход. Бобр – очень интересный и «полезный» дикий зверь, один из немногих, который реально может жить рядом с нами, а проблем можно избежать или устранить с помощью простейших биотехнических мероприятий.

Автор Хританков А. М.