Природный парк «Ергаки»
15.08.2017

Манул на юге Красноярского края

Манул Felis (Otocolobus) manul Pallas, 1776 – единственный вид кошек, ранее достаточно широко распространенный в степях Азии. К началу ХХI в., как и большинство других степных хищников, он оказался в списке животных, находящихся под угрозой исчезновения. В Красном списке МСОП статус манула рассматривается как близкий к угрожаемому (категория NT) (Барашкова, 2005). Манул включен в Красные книги России, Казахстана, Киргизии, Монголии и Китая. Красная книга РФ (2000) констатирует фрагментарный характер обитания манула на Алтае, в Тыве, Бурятии и Читинской области и относит его к третьей категории редкости.

Для сопредельной с югом Красноярского края Тывы в числе прочих районов отмечено обитание манула в Хемчикской и Улуг-Хемской котловинах и на прилегающих к ним склонах хребтов Танну-Ола и Саян (Обухов, 1973), где этот вид населяет ковыльно-полынные степи, полупустыни, склоны гор с выходами скал и каменистыми россыпями, овраги с зарослями караганы. В Красной книге республики Тыва (Обухов, 1973) манул имеет пятую категорию редкости со статусом «восстанавливающийся вид». И хотя его современная численность в этом регионе относительно высока (1,5 тыс. особей), он по-прежнему нуждается в охране и контроле (Путинцев, и др. 2002).

1258637_1000.jpg

В Красную книгу Красноярского края манул внесен в 2000 г. как «редкий вид с невыясненным характером пребывания» (категория 4) на основании единичных устных сообщений о встречах этого хищника в Гагульской котловине и в долине Енисея, т.е. на территориях непосредственно примыкающих к границе Республики Тыва. В историческом прошлом ближайшие достоверно установленные места обитания этой кошки – это долина р. Хемчик в её верхнем и среднем течении (Тугаринов,1916; Сыроечковский,2000). И хотя Радде (G. Radde,1862) отрицал возможность проникновения манула на северные склоны Саянских гор (Шухов,1925; Огнев,1935), в настоящее время его пребывание в Красноярском крае отмечено для территории Саяно-Шушенского заповедника и его охранной зоны. Первоначально имелись сведения лишь о единичных случайных встречах, которые относились к восьмидесятым-девяностым годам теперь уже прошлого столетия. Например, в 1980 году лесник заповедника И.И. Шведов наблюдал манула в горной степи на склоне Хемчикского хребта в 15 км от границы с Республикой Тыва. Осенью по первому мелкому снегу в 1987-1991 гг. на остепненных участках в верховьях рек Талды-Чел, Колбак-Мэс, Чолбан-Мэс и Хем-Терек следы этого зверя отмечал госинспектор С.В. Чумаков (устное сообщение и дневниковые записи). По словам сотрудников заповедника, проживавших в 80-90-е годы на самом южном кордоне в устье р. Большой Шугур, манул там был довольно обычен, причем как на левом, так и на правом берегу Енисея.

Более поздние встречи следов на территории заповедника отмечались во время проведения зимних учетных работ в феврале 2005 г. в нижнем течении р. Хем-Терек, на остепнённом участке склона с отдельными кустами и небольшими куртинами караганы. В 2006 году следы пребывания манула зарегистрированы научным сотрудником Б.П. Завацким в долине реки Малые Уры на расстоянии 32-35 км от южной границы заповедника. Это пока самая северная достоверно известная точка проникновения хищника по долине Енисея.

114550788_image.jpg

Хотя упомянутые встречи следов неоднократно имели место, но до последнего времени, не существовало, ни одного документального подтверждения постоянного обитания манула на территории Красноярского края, поскольку следы, обнаруженные, в основном, в теплый период года, могли свидетельствовать о временном пребывании хищника во время заходов из сопредельных угодий. Только в августе 2010 г., в рамках проекта, направленного на изучение популяционной группировки ирбиса, обитающей на территории Саяно-Шушенского заповедника, впервые, при помощи автоматических фоторегистрирующих устройств удалось заснять манула в природе. Первоначально снимки были сделаны в нижнем течении реки Хем-Терек на участке горной каменистой степи у постоянной мочевой точки ирбиса (Истомов, 2011). Следует отметить, что до этого времени в течение трех лет работы фотоловушек манул ни разу не попал в поле зрения объективов, хотя другие виды хищных млекопитающих: ирбис, медведь, волк, росомаха, лисица, соболь, каменная куница, американская норка и горностай регистрировались неоднократно. Этот факт может являться дополнительным подтверждением редкости зверя на данной территории. 26 августа 2010 г. получены первые видеоматериалы, на которых видно как манул (предположительно взрослый самец) проходил мимо камеры в вечернее время.

Еще одна серия фотографий этого хищника была получена на другом участке в бассейне р. Иргар. 26.03.2011 в 4:47 камера зафиксировала, как манул, направляясь по гриве в пойму ключа, приостановился возле поскрёба ирбиса, оставил свою метку и продолжил путь. Маршрут его проходил по участку, практически лишённому снега, температура воздуха в это время была -10Сº. В полдень следующего дня в сухом логу, расположенном в 7 км от места предыдущей регистрации, удалось получить новые снимки манула (См. рис.1). Фоторегистратор был установлен в том месте, где ещё в начале марта были обнаружены свежие следы этого хищника и проведено тропление. Зверь, спускаясь на дно лога, в основном, двигался по участкам полностью лишённым снега и проверял пустоты между камнями. Большую часть пути он преодолел по курумнику, местами пользуясь тропой, выбитой козерогами. Когда же зверь начал движение по скалам, его след был потерян. Факт вторичного появления манула на месте ранее обнаруженных следов, свидетельствует о его постоянном обитании на данном участке.

1421355887_411931_59_1421161099_.jpg

В августе 2011 года в дневное время еще один манул был зафиксирован камерой в непосредственной близости у южной границы заповедника в зарослях караганы и спиреи в логу Талды-Чел в 1,5 км от берега водохранилища.

Еще одно интересное сообщение поступило от госинспектора В.К. Сашко, который в конце сентября 2011 года обнаружил следы самки с детенышем на южном склоне Иджирского хребта в долине реки Буруныг на высоте 1500-1600 м н.у.м. Присутствие манула в этом районе, во многом обусловлено наличием травянистых склонов и выходов скальных обнажений. Как показало тропление по первой пороше, звери, чтобы не проваливаться в рыхлый снег, целенаправленно двигались по следам птиц (уларов, куропаток). На открытых участках, где глубина снега была около 20 см, они оставляли довольно глубокие борозды.

1444631639_74430580.jpg

Ранее, по имеющимся немногочисленным материалам, считалось, что пребывание манула на юге Красноярского края носит характер дальних нерегулярных заходов из соседней Тывы (Истомов,2011). На основании же недавно полученных сведений можно с уверенностью сказать, что манул является хотя и редким, но оседлым видом. Он постоянно обитает на южном макросклоне Саянского и Иджирского хребтов, по северному макросклону Хемчикского, а также по Куртушубинскому хребту. Последняя упомянутая точка, кстати, требует проверки, поскольку единственная информация (устное сообщение охотника Андреева Н.П.) о встрече кота в Гагульской котловине уже полувековой давности. А это срок, за который обычные фоновые и даже некогда массовые виды, например, такие как лесной северный олень, тарбаган, джунгарский хомячок, степная пеструшка, длиннохвостый суслик, да и некоторые другие, стали реально редкими. Поскольку основным фактором, лимитирующим распространение манула, является глубина снежного покрова и продолжительность гололеда (Гептнер, Слудский,1972; Истомов,2011), то места его обитания и заходов ограничены горными степями с обилием скальных обнажений, каменистых россыпей, распадков с зарослями кустарников. Именно подобная мозаичность позволяют ему вести скрытный образ жизни.

На основании анализа результатов проведенных исследований и литературных данных, вполне логично предположить, что юг Красноярского края является северным пределом современного распространения манула в Средней Сибири, и оптимум условий для его обитания находится в южной горностепной части вдоль берегов водохранилища Саяно-Шушенской ГЭС, отличающейся предельной малоснежностью. А общая численность этих животных, обитающих здесь, на наш взгляд, вряд ли превышает два-три десятка особей.

DSC_1743.jpg

Поскольку возможность расселения, а не только сезонных заходов из сопредельных угодий, напрямую зависит от состояния кормовой базы (её разнообразия, доступности, пищевой конкуренции), необходимо несколько слов сказать об этой стороне биологии манула.

По данным ряда авторов, основу питания манула составляют мышевидные грызуны и пищухи, реже птицы и зайцы (Шухов,1925; Огнев,1935; Обухов,1973; Гептнер, Слудский,1972; Истомов,2011). Собственные исследования, проведенные на территории заповедника, позволяют несколько уточнить его рацион. В отмеченных нами местах обитания манула колонии пищух встречаются достаточно редко и к тому же они малочисленны, а вот бородатую куропатку в качестве потенциального кормового объекта, можно рассматривать вполне реально, поскольку её численность на отдельных участках достаточно высока. Кроме этого добычей ему, вполне могут служить алтайский улар и заяц беляк. В июле 2006 г. в подпоре р. М. Уры по следам, обнаруженным на илистых отложениях, было хорошо видно, что зверь приходил сюда неоднократно и вполне удачно охотился на птиц, о чём красноречиво свидетельствовали перья кулика перевозчика, горной и желтоголовой трясогузок. На расстоянии 60-100 м от уреза воды у подножья скал имелись тропки манула, ведущие к скальным нишам, которые использовались им в качестве убежищ.

manuk_kirilik.JPG

В июле 2011 г. вблизи кордона Малый Шугур и в низовьях р. Талды-Чел удалось обнаружить туалеты этого хищника. Экскременты манула содержали костные остатки и шерсть мышевидных грызунов и обломки трубчатых костей некрупных птиц. Анализ экскрементов, собранных нами летом 1987 г. в старых штольнях в р-не кордона Шугур, показал, что кроме суслика, горных полевок и хомячков в питании манула единично присутствовали и рукокрылые (северный кожанок и восточная ночница). Судя по количеству фекалий, одно из таких убежищ манул посещал довольно часто.

К пищевым конкурентам манула, а одновременно и к его естественным врагам можно отнести волка, лисицу, соболя, росомаху, ирбиса и рысь, а также крупных хищных птиц. Практически все вышеупомянутые хищники неоднократно регистрировались фотоловушками, в том числе, и в непосредственной близости от мест обитания манула.

manul10.jpg

Отдельно необходимо остановиться на взаимоотношениях с каменной куницей. Этот хищник появился в заповеднике сравнительно недавно, и буквально за несколько лет из категории редких перешел в группу обычных. Достоверно установлено, что при появлении куницы вблизи убежищ манула, последний покидает обжитые места. Скорее всего, это можно объяснить более высокой подвижностью и суточной активностью куницы, которая в отличие от кошек тратит на поиски и отлов добычи значительно больше времени, тем самым способна изрядно сократить поголовье потенциальных жертв манула.

Наверняка, не менее драматично складываются отношения и с лисицей, численность которой в последние годы стабильно растет практически по всей Сибири. Если этот хищник достаточно успешно справляется с длинноногими бегунами (косуля и кабарга), то такой тихоход как манул – вполне реальная добыча.

manyl_4.jpg

Приведённые материалы свидетельствуют о том, что многие стороны биологии манула ещё не получили должного освещения. На сегодняшний день особую остроту приобретает вопрос о необходимости разработки и воплощения отдельной программы мероприятий по изучению образа жизни и определению статуса этого уникального скрытного хищника. Во многом, этому могут способствовать, современные способы регистрации и наблюдения, с помощью автоматических камер и систем радиотелеметрии. Именно целенаправленные исследования помогут расширить наши представления о реальном положении дел, разработать меры по охране и восстановлению численности и, что не менее важно, предотвратить проникновение в научную и справочную литературу и, тем более, в официальные юридические документы, своевольных трактовок, да и откровенных выдумок.

след манула четко отпечатывается на свежем снегу.jpg

Автор Хританков А. М.